№ 3 (33), 2015 г.

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редакторС раннего детства мы привыкли слышать от родителей наставления о важности получения образования. Эта мысль автоматически транслируется и нашим детям. При этом немногие задумываются о том, что же такое образованность. Это ведь не просто «корочка» об окончании института и не набор «необходимых» знаний?

Вообще слово «образование», как и многие другие слова родного нам языка, уже наполнено исчерпывающим смыслом. Ведь образовывать, по сути, — это придавать завершенный целостный образ. В свою очередь образ можно охарактеризовать как нечто неделимое, как набор взаимосвязанных характеристик. На мой взгляд, этот первоначальный смысл и определяет основную цель образования — формирование целостной личности человека. А процесс формирования личности предполагает и получение человеком энциклопедических знаний, и формирование морально-этических норм, и погружение в определенную сферу практической деятельности.

Становится понятным, что образованность необходимо воспринимать шире, чем обладание конкретными знаниями в одной или нескольких узких областях. Несомненно, образованным человеком нельзя считать того, в ком не развиты воспитанность, интеллигентность, человечность…

Читая эти строки, кто-то может заподозрить автора в излишнем пафосе. Действительно, современный стремительный мир не терпит рассуждений о высоких материях. Но давайте представим, что ученика вооружили прочными знаниями, научили его выбирать на экзамене правильный ответ, ставя галочку рядом с «да», «нет» и «не знаю», но забыли вдохнуть в него ценностное содержание. Пугающим выглядит мир, населенный бездуховными, циничными, но при этом высокоинтеллектуальными людьми, не так ли?

Как и многие, я считаю, что образование — это путь к свободе и благосостоянию. Отличное образование получают дети, которым удается вырасти свободными, сохранить способность к самостоятельным суждениям и интерес к получению знаний. Мы не знаем, какие именно специальные навыки понадобятся нашим детям в будущем. Мир так быстро меняется, постоянно появляются новые профессии и исчезают старые. Умение быстро считать и каллиграфический почерк пригодились бы офисным сотрудникам в середине XX века, но явно окажутся недостаточными для людей XXI века.

Вряд ли возможно представить, каким будет мир через 20—30 лет. Главное, чтобы в этих новых обстоятельствах у наших детей хватило веры в себя и любопытства, чтобы сделать правильный выбор. Вот к этому, по идее, и должна их готовить система образования.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор