Дорогие читатели!

Сегодня мне захотелось поговорить с вами о спорте. И вовсе не из-за грядущей Универсиады, хотя, согласитесь, и это могло бы быть поводом…

«О спорт, ты мир!» Когда-то эта фраза означала не только превосходство спорта над войной (в Древней Греции во время олимпиад останавливались войны), о чем говорил, возрождая Олимпийские игры, Пьер де Кубертен; в этой фразе звучала и гордость за наши спортивные победы на мировых, международных состязаниях. Но после того как распались великие команды, ушли (на пенсию, в политику, в бизнес или в рекламу) великие спортсмены, после того как любительский советский спорт стал российским профессиональным, что-то не заладилось.

Причем не заладилось настолько, что мы уже перестали удивляться тому, что в таких традиционно «наших» видах спорта, как фигурное катание или хоккей, мы могли уехать с чемпионата вовсе без медалей. Не без золотых, а совсем без медалей! Кто-то из нас называл это позором, кто-то искал оправданий. А кто-то просто махнул на спорт рукой с досады, мол, эта забава не для нашей страны…

Последние же спортивные достижения нашего национального спорта говорят о том, что спорт в России — всё-таки больше чем забава. Спорт — это единение, это гордость народа. Если довольно долгое время мы видели победы российских спортсменов больше в мечтах и воспоминаниях, а в реальности перед глазами была разрушенная почти до основания спортивная сфера, то сейчас ситуация начинает меняться.

2018 год оказался богатым на победы для отечественных спортсменов. Победа хоккейной сборной и пьедестал наших фигуристок на Олимпиаде в Южной Корее. Успешное выступление футбольной сборной на ЧМ-2018.  Две победы ЦСКА над действующим победителем Лиги чемпионов и клубного чемпионата мира мадридским «Реалом». Победа сборной России по хоккею с мячом на чемпионате мира. Юношеская сборная России чаще всех слышала победный гимн в свою честь на Олимпиаде в Аргентине. Российский боец стал чемпионом UFC. Наш гимнаст собрал урожай из пяти наград на чемпионате мира. И это далеко не полный список достижений.

Когда мы говорим о спорте и развитии спортивной сферы, мы, конечно, думаем о медалях, о спортивных звездах, чьи имена всегда на слуху, о тренерах, воспитавших этих звезд. Но остановимся на секунду: ключевое слово здесь — «воспитавших». В спорте звездами не рождаются. Путь к спортивной вершине начинается вовсе не на Олимпиаде или чемпионате мира, а во дворе дома, в спортивной секции, в физкультурном зале школы. Весь спорт больших достижений держится на массовом спорте, а истоки чемпионства — в играх на льду дворовых коробок, на вытоптанных небольших стадионах и залитых водой катках под открытым небом. Детский спорт — это первое в жизни преодоление самого себя, первый настоящий труд и первое вознаграждение за него, первое ощущение победы.

И пусть будущие чемпионы становятся чемпионами настоящими и поддерживают честь страны, но роль детей, не попавших в профессиональный спорт, не менее важна. Ведь дети — это будущее нашей страны. От того, как развиваются они, зависит, как будет развиваться Россия. Здоровые спортивные дети — залог здоровья и силы нашей нации.

Ведь вся жизнь — это одно большое соревнование.

Искренне ваш,
Андрей Братчун, главный редактор

Одним из основных показателей экономического состояния страны традиционно считается уровень безработицы. На него во многом ориентируются экономисты, когда говорят о реальной жизни людей. По данным Росстата, на январь 2018 года в России всего 5,2 % безработных. А в Красноярске уровень зарегистрированной безработицы вообще составляет менее 1 %.  Казалось бы, всё прекрасно, ведь еще в 2009 году безработица в России достигала 8,3 %. Налицо повышение уровня занятости, положительная динамика!

В действительности не всё так просто. Рынок труда всё больше уходит в тень. Уровень явной безработицы снижается, потому что растет уровень скрытой, когда сотрудник числится работающим, но в реальности денег получает меньше.

Работая с большим количеством компаний и фирм в Красноярске, в основном представителями малого и среднего бизнеса, я вижу все эти процессы и тенденции. Инструментов для возникновения скрытой безработицы достаточно: это прежде всего сокращенный рабочий день или рабочая неделя, отпуск за свой счет, это временные трудовые договоры. Если в компании всё складывается удачно, то договор регулярно продлевается; если нет, то сотрудника увольняют без компенсации.

Мой пессимистичный настрой подтверждается и мнением экспертов. Согласно выводам исследовательской группы W-City Community Research, в поисках работы или подработки сегодня находится более 30 % экономически активного населения России. Иными словами, официальная безработица не растет, но население активно ищет дополнительные источники заработка и опасается лишиться дохода. Всё это говорит о настоящем напряжении на рынке труда, которое не находит отражения в официальной статистике.

Какие же шаги может применять государство для уменьшения уровня безработицы, причем не только официального, но и реального ее уровня? На мой взгляд, главное, что необходимо делать, — прилагать все усилия к повышению уровня экономики как страны в целом, так и нашего Красноярского края в частности.

Во-первых, нужно создавать условия для роста спроса на товары. Так как спрос на рынке труда зависит от ситуации на рынках товаров и услуг, то занятость возрастет, а безработица упадет в том случае, если товарные рынки предъявят больший спрос и для его удовлетворения надо будет нанять дополнительных работников.

Как увеличить спрос? Стимулировать рост экспорта, что приведет к росту объемов производства и, соответственно, занятости на нем. Выдавать местным предприятиям льготные (а лучше — вообще беспроцентные) кредиты на реконструкцию предприятия с целью повышения конкурентоспособности продукции.

Во-вторых, внести изменения в Трудовой кодекс, который на сегодняшний день не защищает толком ни работника, ни работодателя. Более гибкий Трудовой кодекс позволит предпринимателям активнее создавать рабочие места, то есть будет способствовать привлечению инвестиций в экономику.

И наконец, в-третьих, создавать условия для роста самозанятости. Смысл такого рода программ состоит в том, что людям помогают открыть собственное дело, чтобы они могли прокормить себя и свою семью, даже если им не удастся найти работу по найму.

Важно понимать: ни одна целенаправленная программа не сможет полностью ликвидировать или существенно сократить безработицу. Такой результат достигается лишь при общем улучшении экономической ситуации в стране. А это во многом зависит от каждого из нас, от нашей обязательности, нашего трудолюбия и уважения к бизнес-партнерам, о чем я рассуждал в предыдущем номере журнала.

Безработица — явление крайне негативное, но в целом улучшить ситуацию вполне возможно. Человечество справлялось и не с такими проблемами.

Искренне ваш,
Андрей Братчун, главный редактор

Сегодня я хочу порассуждать о том, о чем все много говорят, но не вполне понимают, что с этим делать. О том, от чего даже у бывалых кадровиков болит голова. О том, что уже несколько лет является предметов горячих споров на конференциях, форумах и круглых столах и тому подобных мероприятиях. Речь пойдет о национальной системе оценке квалификаций.

Сторонники ее внедрения говорят об актуальности создания современной системы профессиональных квалификаций, о том, что это требование современности в связи с модернизацией экономики, меняющимися технологиями и, как следствие, изменением требований работодателей к квалификации специалистов и качеству подготовки кадров.

Возьмем, к примеру, специалистов по охране труда. Для нас не секрет, что есть специалисты со стажем в 20—30 лет, которые давно утратили свою профессиональную компетентность. Они не способны ориентироваться в существующем потоке нормативки, слабо владеют новыми технологиями, что в условиях жесткой оптимизации кадров приводит к тому, что все их работы ложатся грузом на плечи коллег, а если их нет, то положение материализуется в немалые суммы штрафов. Таким специалистам явно требуется оценка квалификации.

Для тех же, кто уверен в своем профессионализме, оценка квалификации — легкий и надежный способ доказать тому, кто реально не знаком с твоим опытом, что ты не лыком шит. Эта бумага существенно повысит цену спеца на конкурентном рынке, и это не может не радовать, если ты «с головой» и «в тренде».

Есть и другая категория работников — «мы это в вузе проходили, но я ничего не понял (-а)». Сейчас действительно очевиден разрыв между реально существующей подготовкой профессиональных кадров и требованиями работодателей. По статистике 2016 года, 72 % выпускников в первые три месяца после устройства на работу проходили обучение за счет работодателя и собственных средств.

Национальная система квалификаций как раз и призвана ликвидировать разрыв между требованиями работодателей и качеством подготовки специалистов. Разумеется, для этого нужно тесное сотрудничество Национального агентства развития квалификаций с учебными заведениями, чтобы наряду с документом об образовании ребята могли получить и свидетельство о той или иной квалификации. Без этого они, придя на рабочее место, должны пройти через сито работодателя и ЦОК.

Есть у системы оценки квалификаций и ярые противники. И это понятно. Сопротивление — нормальная реакция на нововведения. Никто не хочет по доброй воле тратить энергию на «какие-то непонятные движения».

Но какой бы из этих двух противоположных позиций вы, читатель, ни придерживались, внедрение системы квалификаций законодательно закреплено и неизбежно. Поэтому лучшее, что вы можете сделать, — это досконально изучить вопрос, чтобы быть во всеоружии. И наш журнал постарается вам в этом помочь.

В последнюю пару лет в каждом из номеров журнала публикуется статья, посвященная тем или иным моментам внедрения системы квалификаций и профстандартов. Скажу без ложной скромности: наша работа по данному направлению получила высокую оценку — журнал «Социальное партнерство. Практика региона» стал призером федерального конкурса «Национальная система квалификаций в отражении российских СМИ — 2017» в номинации «Лучшая периодическая тематическая рубрика». В наступившем году мы также планируем продолжать писать на данную тему.

Каким должно быть идеальное образование? Многие великие умы терзали себя этим вопросом и терзают по сей день. Теперь эта задача выпала и на мой ум, хоть и не самый великий.

Безусловно, современное образование должно отличаться от того, которое было 3040 лет назад. И даже не потому, что на рынке труда появилось множество неизвестных ранее профессий, хотя и это имеет место быть. Главное в том, что современное экономическое и технологическое общество предъявляет иные, нежели прежде, требования к своим участникам. Раньше система образования была ориентирована на то, чтобы дать определенный объем знаний молодому человеку. Такого объема знаний хватало достаточно надолго, а многим на всю жизнь. В нынешних реалиях значительные финансовые вложения в обучение будь то среднее или высшее не гарантия блестящего карьерного роста.

В информационном обществе знание потеряло прежнюю силу, и его место заняла информация. Полученная в системе образования профессия не играет особой роли: инженер теперь может работать дворником или возглавлять крупнейшую финансовую корпорацию при условии, что ему удастся попасть в соответствующий технологический цикл. Определяющее имеют значение имеют не знания, а компетенция. Применительно к сфере образования именно компетенции, а не предметные знания следует использовать в качестве единиц учебного процесса.

Кроме того, информационное общество это общество, в котором происходят постоянные изменения, причем, в кратчайшие сроки. Заранее научить человека всему, с чем ему придется столкнуться, сегодня невозможно. Учиться приходится на протяжении всей жизни. И вовсе не потому, что учиться хорошо и это нравственный принцип, а потому что это технически необходимо постоянно повышать квалификацию, осваивать другие сферы деятельности, соответствовать уровню современных технологий.

В современном мире объем информации возрос многократно. И вместить всю поступающую информацию в голову абсолютно невозможно. Да и не нужно, так как в современном мире информация изменяется очень быстро. А вот умение быстро ориентироваться в море информации, искать правильные ориентиры и плыть в нужную сторону ценится очень дорого.

Журналу «Социальное партнерство. Практика региона» — 10 лет!

За это время журнал вместе со всей страной пережил ряд кризисов, но сохранил свои основные принципы, в том числе высокое качество полиграфии. За десятилетие вышло 40 номеров журнала, в которых мы старались всесторонне исследовать свою тему — социальное партнёрство, а также стимулировать широкое обсуждение назревших проблем и содействовать распространению передового опыта работы всех трех сторон партнерства.

Основным объектом исследования для нас является промышленное предприятие —взаимодействие трудового коллектива, администрации, профсоюзной организации. Почему? Потому что тщетны, напрасны любые решения, принятые на федеральном или региональном уровнях, если они не «переплавляются» в конечные результаты, работающие на человека. И сегодня кроме журнала «Социальное партнёрство. Практика региона»», нет другого издания, которое бы вглядывалось в этот объект (предприятие) столь же пристально, «высвечивая» его последовательно и отчётливо, с позиций разных социальных групп.

К большому сожалению, я не могу сказать, что за 10 лет в сфере социального партнерства в нашем крае и в стране произошел существенный рывок вперед. Да, есть компании, для которых социальное партнерство — основа ежедневной работы, где действительно заботятся о сотрудниках и стремятся к улучшению качества жизни всех людей на территории присутствия компании. Но таких — меньшинство, я бы даже сказал — единицы. В большинстве же случаев за понятиями «социальное партнерство», «социальный пакет» и «корпоративная ответственность» скрывается всего лишь минимальное выполнение требований законодательства. Если эти требования вообще выполняются.

Однако с трибун всех уровней представители власти упорно твердят об успехах социального партнерства, подразумевая под ними подвижки в своевременной выплате заработной платы... Другими словами, то, что является элементарным порядком, у нас возводится в ранг социального партнерства. Мы уже не говорим здесь о минимальном размере оплаты труда, который до сих пор ниже прожиточного минимума, что никак не укладывается в понятие социальной справедливости. При том, что и сама сумма прожиточного минимума в России – это действительно минимум на грани выживания.

Я думаю, что главная трудность в понимании роли социального партнерства в жизни современного российского общества состоит в том, что многие наши политические деятели считают его панацеей от общественных потрясений, которые могут возникнуть из-за расхождения интересов работодателей и наемных работников, средством сглаживания неминуемо возникающих конфликтов. В то время как в развитых странах Запада социальное партнерство — т.е. сотрудничество работников и предпринимателей на производстве — естественно вытекает из общности их интересов в зрелом гражданском обществе.

Есть ли в России гражданское общество? Будет ли оно когда-нибудь?... Это, пожалуй, тема для отдельной статьи. Скажу лишь одно: гражданское общество — это то, что не навязывается сверху, а растет снизу. Всякое, разное, подчас такое, чему мы отнюдь не готовы аплодировать, но растет. Гражданское общество заключается не столько в том, что тысячи людей выходят на демонстрацию протеста, а в том, что жители собираются вместе, чтобы совместными усилиями что-то сделать, изменить к лучшему, хотя бы в своем собственном доме и дворе.

Общих, солидарных действий — вот чего нам всем сегодня катастрофически недостает.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

2017 год в России объявлен Годом экологии.

В последнее время появилось множество слов и терминов с приставкой «эко»: экотопливо, экопосуда, экопарк и так далее. Можно сказать, что в нашем XXI веке быть экологически сознательным — в тренде. Но — на самом деле быть или только лишь кричать об этом?

«Все мы дети одного корабля по имени Земля, значит, пересесть из него просто некуда. Если у человечества не найдется сил, средств и разума, чтобы поладить с природой, то на умершей, покрытой пылью безжизненной Земле стоило бы, пожалуй, установить надгробную плиту со скорбной надписью: «Каждый хотел лучшего только для себя!» — писал Антуан де Сент-Экзюпери.

Трудно не согласиться с писателем, не так ли? Человек часто делает что-то, не думая о последствиях. Например, приходя в лес, мы первым делом ищем красивое чистое место, чтобы приятно провести время, а уходя, чаще всего оставляем мусор, полагая, что кто-то другой его уберет.

И еще, мне всегда было интересно, о чем думает владелец завода, выбрасывающего вредные вещества в окружающую среду. Неужели он считает, что его это не касается? Ведь он дышит воздухом, который сам загрязняет, он пьет воду, в которую сбрасывает отходы. Неужели его не заботит здоровье его детей и близких?

Мы должны осознавать, что выбросы в атмосферу на предприятии, к примеру, в Китае — это не просто «выброс где-то там далеко и нас не касается». Всё в природе взаимосвязано, и так или иначе всё, что выбрасывается в атмосферу, сбрасывается в воду или хоронится в почву в одной части света, рано или поздно найдет свой отклик в другой.

Почему человечество тратит огромные деньги на лечение онкологии, но забывает о ее причине? И неужели люди действительно считают, что кислотные дожди по всему миру стоят меньше внимания, чем терроризм? На военные расходы в мире тратится около 1,7 триллиона долларов в год. Катастрофические растраты. Ведь эти деньги можно потратить на более важные нужды. А сколько человеко-часов, а значит, и денег тратится за различные совещания, заседания, собрания…

Как тут не вспомнить высказывание американского инженера и футуролога Жака Фреско: «У землян нет денег, чтобы доставить воду в засушливые районы Земли, но есть деньги, чтобы искать воду на Марсе. После этого стоит задаться вопросом: есть ли на Земле разум?»

Хочешь изменить мир к лучшему? Начни с себя! Намусорил — убери, упало — подними. Тогда и экологических проблем будет меньше, и жить станет лучше!

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

С годами поистине космические масштабы празднования Нового года в нашей стране только разрастаются. Уже с середины ноября на улицах можно встретить наряженные елки, исчезают же все признаки новогодних торжеств лишь к началу февраля, когда Дед Мороз окончательно сдает вахту св. Валентину.

Трудовые будни конца года — сплошная предпраздничная судорога. Конец декабря уходит на авральное завершение всего, что кровь из носу нужно завершить до боя курантов. А тут еще корпоративы, заботы с подарками…

Январь изнуряет отдыхом, где ни проводи каникулы — за столом, у моря, на заснеженном горном склоне. Известно, что никто так не нуждается в отдыхе, как человек, только что вернувшийся из отпуска. В январе вся страна возвращается из отпуска. Поэтому января как полноценного рабочего месяца в России нет.

Крепитесь, дорогие читатели и сограждане. На дворе самое тяжелое время года — зима. Правда, через какое-то время мы, не исключено, будем вспоминать о зиме с теплым ностальгическим чувством. Помните, как в анекдоте про пушкинскую строку: «Зима!.. Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь», — про которую дети 50 лет назад спрашивали у родителей «Что такое дровни?» Теперь спрашивают: «Кто такой крестьянин?» А 50 лет спустя спросят: «Что такое зима?» Но удобнее думать, что это просто такой анекдот, а с «глобальным потеплением» мы уж как-нибудь справимся.

С приходом зимы всегда увеличивается количество бытовых травм, а в этом году она к тому же богата метелями и оттепелями, отсюда гололед и… пошла травма. Согласно статистическим данным, «зимний» травматизм дает до 15 % заболеваемости с временной нетрудоспособностью и в 20 % случаев является причиной инвалидности.

Основа травматизма — в наших головах. Статистика говорит о том, что главная причина травм зимой — банальная спешка, люди попросту не замечают льда, припорошенного снегом, в результате чего падают. Поэтому приобрести удобную нескользящую зимнюю обувь так же важно, как сменить летнюю резину авто на зимнюю.

Давайте будем заботиться о своем здоровье, следить за безопасностью и не добавлять работы медикам — им ее и так хватает. Берегите себя!

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Аристотель — великий древнегреческий философ и ученый — создал науку о движении, которая очень логично и понятно постулировала основные законы мироздания. Его учение не подвергалось сомнению и признавалось всеми почти 2000 лет. И при этом оно было абсолютно ошибочным! Только гений Ньютона навел в этой области знаний порядок, что сразу дало толчок цивилизации машин и механизмов, основанной на открытых им законах классической механики. Господствуй до сих пор воззрения Аристотеля, мы и сейчас ходили бы пешком.

Вот, собственно, об этом и хочется сказать в настоящей статье. Именно состояние образования и науки во многом определяет успешность социально-экономического развития региона. Конкурентоспособность — это самое главное, что сегодня определяет потенциальный уровень благосостояния в регионе, и всю энергию необходимо направлять именно на ее повышение. А это как раз то, что создается образованием и наукой. Поэтому я бы вместо многих предложений в разных областях основное внимание уделил именно первоочередным вопросам развития образования и науки в нашем регионе, понимая, что именно это может системно изменить ситуацию и во всех других областях.

А что вообще можно сделать на региональном уровне? Ведь возможности для маневра в регионе ограничены, с одной стороны, федеральными законами, а с другой — региональным бюджетом. Это, конечно, очень небольшая степень свободы, именно поэтому здесь никакие радикальные изменения и невозможны, они упрутся или в первое, или во второе ограничение. То, как решается проблема повышения качества образования в Красноярском крае, и есть основная тема нашего осеннего номера.

Вклады в образование — одни из тех инвестиций, которые не приносят прямого дохода. Несмотря на это, инвестиции в образование актуальны в любые времена, будь то кризис или период относительной стабильности. Потому что, вкладывая в образование, страна создает свое будущее.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Нас с детства приучали к мысли, что наше здоровье — забота медицины, что именно к врачу нужно бежать в случае малейшего нездоровья. Что ж, вероятно, какой-то наивный идеалист-утопист когда-то давно именно так всё и задумал. Вероятно, это должно было работать. Но, увы, не всегда работает.

Да, врач давал клятву Гиппократа; да, он долго учился; да, он имеет большой опыт… Да, мы сохранили настоящую медицину, которая осталась искусством. Уметь рисовать и быть художником — разные вещи. Окончить медицинский институт и стать врачом — не одно и то же. За рубежом огромные средства превратили медицину в техническую специальность: высочайшая оснащенность клиник и уровень обследования заметно упростили процесс принятия любых решений — и диагностических, и терапевтических, и организационных. Не надо умничать! Результаты обследования свидетельствуют о том, что... Вот вам и диагноз. А лечить эту болезнь следует так: а)...; б)...; в)... Остается лишь добросовестно следовать инструкциям.

Но у нас всё иначе, всё держится на личности врача, который чувствует, угадывает, лечит и вылечивает.

Но человеческий фактор не исключает возможности ошибки. Официальную статистику врачебных ошибок в нашей стране никто не ведет. Зато не скрывают тревожных данных социологи. В прошлом году фонд «Общественное мнение» провел опрос населения, респондентам был задан вопрос: были ли у вас или у ваших близких случаи, когда врач ошибался в диагнозе или неправильно назначал лечение? Результаты оказались красноречивыми: 42 % людей ответили утвердительно. Объективности ради отметим, что врачебные ошибки случаются во всех странах. Но в США или Франции их доля составляет 3—4 %, а у нас — свыше 40 %, то есть в 10 раз больше.

Почему это происходит? Во-первых, наши медицинские технологии и оснащение больниц далеки от западных. Во-вторых, наши врачи замотаны огромной нагрузкой. По данным краевого министерства здравоохранения края, укомплектованность врачами в регионе составляет 60 %, то есть на каждого врача приходится почти двойной объем работы.

В сложившейся ситуации я вижу только один выход. Перефразируя знаменитую фразу о спасении утопающих, можно сказать так: «Исцеление больных — дело рук самих больных». Я ни в коем случае не призываю никого навсегда отвернуться от традиционной медицины и начать усиленно испытывать на себе последние достижения древних целительских практик индейских племен. Но есть такая штука, как здоровый образ жизни. Несмотря на заезженность фразы, в ней заключен огромный смысл. Здоровая пища, достаточная подвижность, подходящий именно вашему организму режим сна и отдыха, добрые отношения с окружающими, возможность творческой самореализации, чистая совесть (да-да, и это тоже…). Вот, собственно, и всё. Если вы сможете всё это себе обеспечить, ни одна болезнь не выдержит такого беспредела. 

Что ж, думаю, на сегодня достаточно слов. Я искренне желаю, чтобы все болячки обходили вас стороной и чтобы всё написанное выше было для вас не актуально.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Вот и дождались мы с вами весны! На улице тепло, солнце светит, снег растаял и «лед тронулся, господа присяжные заседатели» во всех смыслах этого выражения.

Весна — пора перемен. В это время года человеку хочется изменений и обновлений — программа, видимо, такая в головах у нас заложена. А обновление означает избавление от чего-то старого, испорченного, ненужного, тормозящего. Очищение от всего лишнего и наносного — будь то пыль, грязь, мусор или плохие мысли.

Единственное, что напрягает (думаю, не только меня), так это повсеместная грязь, повылезавшая вместе с уходом снега в парках, во дворах, на улицах. Идешь по городу и думаешь: зачем мы так гадим сами себе! И хочется выразить свои мысли в крепких «народных» выражениях. Думаю, не одному мне.

Вероятно, во всем виновата наша «зона комфорта». Есть общеизвестное мнение, хорошо описанное дизайнером  Артемием Лебедевым: у каждого человека есть зона комфорта, которая гораздо больше влияет на разницу в уровне жизни граждан, чем материальное благосостояние страны. У человека, живущего в Европе, зона комфорта распространяется дальше, чем его квартира: она захватывает лестничную площадку, дворик, улицу, квартал. В России традиционно зона комфорта заканчивается у человека его входной дверью. Обивка, которую он сделал себе на дверь, еще будет входить в зону комфорта, а вот сантиметр от порога уже нет. Люди у себя дома и уберут, и почистят, а вот на тех просторах Вселенной, где уже «не мое» — пусть убирают те, для кого это «мое».

Вот и «радует» глаз все то, что наш народ поел-попил-покурил и где стоял, там и оставил. Я не бросаю мусор на улице. Никогда. И не понимаю тех, кто отпускает в вольный полет окурок, бутылку, обертку, — это же просто чудовищная нелюбовь к своему родному городу, улице, двору.

Давайте расширим свою зону комфорта! Хотя бы чуть-чуть. Но ежедневно. Увидел — раздражает — убрал. И пусть спасибо никто не скажет, но жизнь станет лучше. Город — краше, люди — приветливее. Принцип «Хочешь изменить мир — начни с себя» еще никто не отменял, и какой будет она, твоя личная зона комфорта, зависит только от тебя...

 

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор