Журналу «Социальное партнерство. Практика региона» — 10 лет!

За это время журнал вместе со всей страной пережил ряд кризисов, но сохранил свои основные принципы, в том числе высокое качество полиграфии. За десятилетие вышло 40 номеров журнала, в которых мы старались всесторонне исследовать свою тему — социальное партнёрство, а также стимулировать широкое обсуждение назревших проблем и содействовать распространению передового опыта работы всех трех сторон партнерства.

Основным объектом исследования для нас является промышленное предприятие —взаимодействие трудового коллектива, администрации, профсоюзной организации. Почему? Потому что тщетны, напрасны любые решения, принятые на федеральном или региональном уровнях, если они не «переплавляются» в конечные результаты, работающие на человека. И сегодня кроме журнала «Социальное партнёрство. Практика региона»», нет другого издания, которое бы вглядывалось в этот объект (предприятие) столь же пристально, «высвечивая» его последовательно и отчётливо, с позиций разных социальных групп.

К большому сожалению, я не могу сказать, что за 10 лет в сфере социального партнерства в нашем крае и в стране произошел существенный рывок вперед. Да, есть компании, для которых социальное партнерство — основа ежедневной работы, где действительно заботятся о сотрудниках и стремятся к улучшению качества жизни всех людей на территории присутствия компании. Но таких — меньшинство, я бы даже сказал — единицы. В большинстве же случаев за понятиями «социальное партнерство», «социальный пакет» и «корпоративная ответственность» скрывается всего лишь минимальное выполнение требований законодательства. Если эти требования вообще выполняются.

Однако с трибун всех уровней представители власти упорно твердят об успехах социального партнерства, подразумевая под ними подвижки в своевременной выплате заработной платы... Другими словами, то, что является элементарным порядком, у нас возводится в ранг социального партнерства. Мы уже не говорим здесь о минимальном размере оплаты труда, который до сих пор ниже прожиточного минимума, что никак не укладывается в понятие социальной справедливости. При том, что и сама сумма прожиточного минимума в России – это действительно минимум на грани выживания.

Я думаю, что главная трудность в понимании роли социального партнерства в жизни современного российского общества состоит в том, что многие наши политические деятели считают его панацеей от общественных потрясений, которые могут возникнуть из-за расхождения интересов работодателей и наемных работников, средством сглаживания неминуемо возникающих конфликтов. В то время как в развитых странах Запада социальное партнерство — т.е. сотрудничество работников и предпринимателей на производстве — естественно вытекает из общности их интересов в зрелом гражданском обществе.

Есть ли в России гражданское общество? Будет ли оно когда-нибудь?... Это, пожалуй, тема для отдельной статьи. Скажу лишь одно: гражданское общество — это то, что не навязывается сверху, а растет снизу. Всякое, разное, подчас такое, чему мы отнюдь не готовы аплодировать, но растет. Гражданское общество заключается не столько в том, что тысячи людей выходят на демонстрацию протеста, а в том, что жители собираются вместе, чтобы совместными усилиями что-то сделать, изменить к лучшему, хотя бы в своем собственном доме и дворе.

Общих, солидарных действий — вот чего нам всем сегодня катастрофически недостает.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

2017 год в России объявлен Годом экологии.

В последнее время появилось множество слов и терминов с приставкой «эко»: экотопливо, экопосуда, экопарк и так далее. Можно сказать, что в нашем XXI веке быть экологически сознательным — в тренде. Но — на самом деле быть или только лишь кричать об этом?

«Все мы дети одного корабля по имени Земля, значит, пересесть из него просто некуда. Если у человечества не найдется сил, средств и разума, чтобы поладить с природой, то на умершей, покрытой пылью безжизненной Земле стоило бы, пожалуй, установить надгробную плиту со скорбной надписью: «Каждый хотел лучшего только для себя!» — писал Антуан де Сент-Экзюпери.

Трудно не согласиться с писателем, не так ли? Человек часто делает что-то, не думая о последствиях. Например, приходя в лес, мы первым делом ищем красивое чистое место, чтобы приятно провести время, а уходя, чаще всего оставляем мусор, полагая, что кто-то другой его уберет.

И еще, мне всегда было интересно, о чем думает владелец завода, выбрасывающего вредные вещества в окружающую среду. Неужели он считает, что его это не касается? Ведь он дышит воздухом, который сам загрязняет, он пьет воду, в которую сбрасывает отходы. Неужели его не заботит здоровье его детей и близких?

Мы должны осознавать, что выбросы в атмосферу на предприятии, к примеру, в Китае — это не просто «выброс где-то там далеко и нас не касается». Всё в природе взаимосвязано, и так или иначе всё, что выбрасывается в атмосферу, сбрасывается в воду или хоронится в почву в одной части света, рано или поздно найдет свой отклик в другой.

Почему человечество тратит огромные деньги на лечение онкологии, но забывает о ее причине? И неужели люди действительно считают, что кислотные дожди по всему миру стоят меньше внимания, чем терроризм? На военные расходы в мире тратится около 1,7 триллиона долларов в год. Катастрофические растраты. Ведь эти деньги можно потратить на более важные нужды. А сколько человеко-часов, а значит, и денег тратится за различные совещания, заседания, собрания…

Как тут не вспомнить высказывание американского инженера и футуролога Жака Фреско: «У землян нет денег, чтобы доставить воду в засушливые районы Земли, но есть деньги, чтобы искать воду на Марсе. После этого стоит задаться вопросом: есть ли на Земле разум?»

Хочешь изменить мир к лучшему? Начни с себя! Намусорил — убери, упало — подними. Тогда и экологических проблем будет меньше, и жить станет лучше!

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

С годами поистине космические масштабы празднования Нового года в нашей стране только разрастаются. Уже с середины ноября на улицах можно встретить наряженные елки, исчезают же все признаки новогодних торжеств лишь к началу февраля, когда Дед Мороз окончательно сдает вахту св. Валентину.

Трудовые будни конца года — сплошная предпраздничная судорога. Конец декабря уходит на авральное завершение всего, что кровь из носу нужно завершить до боя курантов. А тут еще корпоративы, заботы с подарками…

Январь изнуряет отдыхом, где ни проводи каникулы — за столом, у моря, на заснеженном горном склоне. Известно, что никто так не нуждается в отдыхе, как человек, только что вернувшийся из отпуска. В январе вся страна возвращается из отпуска. Поэтому января как полноценного рабочего месяца в России нет.

Крепитесь, дорогие читатели и сограждане. На дворе самое тяжелое время года — зима. Правда, через какое-то время мы, не исключено, будем вспоминать о зиме с теплым ностальгическим чувством. Помните, как в анекдоте про пушкинскую строку: «Зима!.. Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь», — про которую дети 50 лет назад спрашивали у родителей «Что такое дровни?» Теперь спрашивают: «Кто такой крестьянин?» А 50 лет спустя спросят: «Что такое зима?» Но удобнее думать, что это просто такой анекдот, а с «глобальным потеплением» мы уж как-нибудь справимся.

С приходом зимы всегда увеличивается количество бытовых травм, а в этом году она к тому же богата метелями и оттепелями, отсюда гололед и… пошла травма. Согласно статистическим данным, «зимний» травматизм дает до 15 % заболеваемости с временной нетрудоспособностью и в 20 % случаев является причиной инвалидности.

Основа травматизма — в наших головах. Статистика говорит о том, что главная причина травм зимой — банальная спешка, люди попросту не замечают льда, припорошенного снегом, в результате чего падают. Поэтому приобрести удобную нескользящую зимнюю обувь так же важно, как сменить летнюю резину авто на зимнюю.

Давайте будем заботиться о своем здоровье, следить за безопасностью и не добавлять работы медикам — им ее и так хватает. Берегите себя!

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Аристотель — великий древнегреческий философ и ученый — создал науку о движении, которая очень логично и понятно постулировала основные законы мироздания. Его учение не подвергалось сомнению и признавалось всеми почти 2000 лет. И при этом оно было абсолютно ошибочным! Только гений Ньютона навел в этой области знаний порядок, что сразу дало толчок цивилизации машин и механизмов, основанной на открытых им законах классической механики. Господствуй до сих пор воззрения Аристотеля, мы и сейчас ходили бы пешком.

Вот, собственно, об этом и хочется сказать в настоящей статье. Именно состояние образования и науки во многом определяет успешность социально-экономического развития региона. Конкурентоспособность — это самое главное, что сегодня определяет потенциальный уровень благосостояния в регионе, и всю энергию необходимо направлять именно на ее повышение. А это как раз то, что создается образованием и наукой. Поэтому я бы вместо многих предложений в разных областях основное внимание уделил именно первоочередным вопросам развития образования и науки в нашем регионе, понимая, что именно это может системно изменить ситуацию и во всех других областях.

А что вообще можно сделать на региональном уровне? Ведь возможности для маневра в регионе ограничены, с одной стороны, федеральными законами, а с другой — региональным бюджетом. Это, конечно, очень небольшая степень свободы, именно поэтому здесь никакие радикальные изменения и невозможны, они упрутся или в первое, или во второе ограничение. То, как решается проблема повышения качества образования в Красноярском крае, и есть основная тема нашего осеннего номера.

Вклады в образование — одни из тех инвестиций, которые не приносят прямого дохода. Несмотря на это, инвестиции в образование актуальны в любые времена, будь то кризис или период относительной стабильности. Потому что, вкладывая в образование, страна создает свое будущее.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Нас с детства приучали к мысли, что наше здоровье — забота медицины, что именно к врачу нужно бежать в случае малейшего нездоровья. Что ж, вероятно, какой-то наивный идеалист-утопист когда-то давно именно так всё и задумал. Вероятно, это должно было работать. Но, увы, не всегда работает.

Да, врач давал клятву Гиппократа; да, он долго учился; да, он имеет большой опыт… Да, мы сохранили настоящую медицину, которая осталась искусством. Уметь рисовать и быть художником — разные вещи. Окончить медицинский институт и стать врачом — не одно и то же. За рубежом огромные средства превратили медицину в техническую специальность: высочайшая оснащенность клиник и уровень обследования заметно упростили процесс принятия любых решений — и диагностических, и терапевтических, и организационных. Не надо умничать! Результаты обследования свидетельствуют о том, что... Вот вам и диагноз. А лечить эту болезнь следует так: а)...; б)...; в)... Остается лишь добросовестно следовать инструкциям.

Но у нас всё иначе, всё держится на личности врача, который чувствует, угадывает, лечит и вылечивает.

Но человеческий фактор не исключает возможности ошибки. Официальную статистику врачебных ошибок в нашей стране никто не ведет. Зато не скрывают тревожных данных социологи. В прошлом году фонд «Общественное мнение» провел опрос населения, респондентам был задан вопрос: были ли у вас или у ваших близких случаи, когда врач ошибался в диагнозе или неправильно назначал лечение? Результаты оказались красноречивыми: 42 % людей ответили утвердительно. Объективности ради отметим, что врачебные ошибки случаются во всех странах. Но в США или Франции их доля составляет 3—4 %, а у нас — свыше 40 %, то есть в 10 раз больше.

Почему это происходит? Во-первых, наши медицинские технологии и оснащение больниц далеки от западных. Во-вторых, наши врачи замотаны огромной нагрузкой. По данным краевого министерства здравоохранения края, укомплектованность врачами в регионе составляет 60 %, то есть на каждого врача приходится почти двойной объем работы.

В сложившейся ситуации я вижу только один выход. Перефразируя знаменитую фразу о спасении утопающих, можно сказать так: «Исцеление больных — дело рук самих больных». Я ни в коем случае не призываю никого навсегда отвернуться от традиционной медицины и начать усиленно испытывать на себе последние достижения древних целительских практик индейских племен. Но есть такая штука, как здоровый образ жизни. Несмотря на заезженность фразы, в ней заключен огромный смысл. Здоровая пища, достаточная подвижность, подходящий именно вашему организму режим сна и отдыха, добрые отношения с окружающими, возможность творческой самореализации, чистая совесть (да-да, и это тоже…). Вот, собственно, и всё. Если вы сможете всё это себе обеспечить, ни одна болезнь не выдержит такого беспредела. 

Что ж, думаю, на сегодня достаточно слов. Я искренне желаю, чтобы все болячки обходили вас стороной и чтобы всё написанное выше было для вас не актуально.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Вот и дождались мы с вами весны! На улице тепло, солнце светит, снег растаял и «лед тронулся, господа присяжные заседатели» во всех смыслах этого выражения.

Весна — пора перемен. В это время года человеку хочется изменений и обновлений — программа, видимо, такая в головах у нас заложена. А обновление означает избавление от чего-то старого, испорченного, ненужного, тормозящего. Очищение от всего лишнего и наносного — будь то пыль, грязь, мусор или плохие мысли.

Единственное, что напрягает (думаю, не только меня), так это повсеместная грязь, повылезавшая вместе с уходом снега в парках, во дворах, на улицах. Идешь по городу и думаешь: зачем мы так гадим сами себе! И хочется выразить свои мысли в крепких «народных» выражениях. Думаю, не одному мне.

Вероятно, во всем виновата наша «зона комфорта». Есть общеизвестное мнение, хорошо описанное дизайнером  Артемием Лебедевым: у каждого человека есть зона комфорта, которая гораздо больше влияет на разницу в уровне жизни граждан, чем материальное благосостояние страны. У человека, живущего в Европе, зона комфорта распространяется дальше, чем его квартира: она захватывает лестничную площадку, дворик, улицу, квартал. В России традиционно зона комфорта заканчивается у человека его входной дверью. Обивка, которую он сделал себе на дверь, еще будет входить в зону комфорта, а вот сантиметр от порога уже нет. Люди у себя дома и уберут, и почистят, а вот на тех просторах Вселенной, где уже «не мое» — пусть убирают те, для кого это «мое».

Вот и «радует» глаз все то, что наш народ поел-попил-покурил и где стоял, там и оставил. Я не бросаю мусор на улице. Никогда. И не понимаю тех, кто отпускает в вольный полет окурок, бутылку, обертку, — это же просто чудовищная нелюбовь к своему родному городу, улице, двору.

Давайте расширим свою зону комфорта! Хотя бы чуть-чуть. Но ежедневно. Увидел — раздражает — убрал. И пусть спасибо никто не скажет, но жизнь станет лучше. Город — краше, люди — приветливее. Принцип «Хочешь изменить мир — начни с себя» еще никто не отменял, и какой будет она, твоя личная зона комфорта, зависит только от тебя...

 

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

«Здоровье — это еще не всё, но всё — ничто без здоровья». В знаменитом изречении древнегреческого философа Сократа наиболее емко отражена основная тема этого номера журнала — мы предлагаем поразмышлять на тему здоровья и спорта.

Большой спорт уже давно стал частью мировой политики, и международный престиж страны зависит не только от уровня развития ее экономики и мощи вооруженных сил, но и от того, насколько успешно ее лучшие спортсмены выступают на международных соревнованиях. Но спорт высших достижений, как известно, вырастает из массового спорта.

Современному человеку не хватает движения. Вряд ли кто-нибудь станет отрицать огромное значение физической культуры в обществе. В спортивных клубах занимаются миллионы людей независимо от возраста. Физические тренировки для подавляющего большинства из них — не самоцель, а катализатор жизненной активности, инструмент прорыва в область интеллектуального потенциала и долголетия.

Развитие массового спорта стране так же необходимо, как развитие науки, культуры и образования. Причем спорт в первую очередь должен быть доступным, представители всех слоев населения должны иметь возможность заниматься той или иной физической активностью, в том числе и бесплатно. И в этом направлении в Красноярске и крае в последнее время появилась положительная тенденция.

Однако еще есть проблема — недостаточная популяризация и пропаганда физкультуры, спорта, здорового образа жизни. Внедрение обществом в сознание людей простой мысли о необходимости регулярной физической активности необходимо начинать с дошкольного возраста. Этим просто обязаны заниматься средства массовой информации, детские сады, средние и высшие учебные заведения. Физкультура как обязательный и важнейший предмет, начальная военная подготовка, те же нормативы ГТО должны стать в нашей стране не пустой формальностью, а эффективным инструментом физического и нравственного воспитания молодого поколения.

Понятия «спорт» и «досуг» должны связаться в сознании людей воедино, стать идеей и культурой нации. Этого практически добились западные страны, многое в этом направлении делалось у нас в советское время. Этого необходимо добиться и в новой, демократической России.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редакторС раннего детства мы привыкли слышать от родителей наставления о важности получения образования. Эта мысль автоматически транслируется и нашим детям. При этом немногие задумываются о том, что же такое образованность. Это ведь не просто «корочка» об окончании института и не набор «необходимых» знаний?

Вообще слово «образование», как и многие другие слова родного нам языка, уже наполнено исчерпывающим смыслом. Ведь образовывать, по сути, — это придавать завершенный целостный образ. В свою очередь образ можно охарактеризовать как нечто неделимое, как набор взаимосвязанных характеристик. На мой взгляд, этот первоначальный смысл и определяет основную цель образования — формирование целостной личности человека. А процесс формирования личности предполагает и получение человеком энциклопедических знаний, и формирование морально-этических норм, и погружение в определенную сферу практической деятельности.

Становится понятным, что образованность необходимо воспринимать шире, чем обладание конкретными знаниями в одной или нескольких узких областях. Несомненно, образованным человеком нельзя считать того, в ком не развиты воспитанность, интеллигентность, человечность…

Читая эти строки, кто-то может заподозрить автора в излишнем пафосе. Действительно, современный стремительный мир не терпит рассуждений о высоких материях. Но давайте представим, что ученика вооружили прочными знаниями, научили его выбирать на экзамене правильный ответ, ставя галочку рядом с «да», «нет» и «не знаю», но забыли вдохнуть в него ценностное содержание. Пугающим выглядит мир, населенный бездуховными, циничными, но при этом высокоинтеллектуальными людьми, не так ли?

Как и многие, я считаю, что образование — это путь к свободе и благосостоянию. Отличное образование получают дети, которым удается вырасти свободными, сохранить способность к самостоятельным суждениям и интерес к получению знаний. Мы не знаем, какие именно специальные навыки понадобятся нашим детям в будущем. Мир так быстро меняется, постоянно появляются новые профессии и исчезают старые. Умение быстро считать и каллиграфический почерк пригодились бы офисным сотрудникам в середине XX века, но явно окажутся недостаточными для людей XXI века.

Вряд ли возможно представить, каким будет мир через 20—30 лет. Главное, чтобы в этих новых обстоятельствах у наших детей хватило веры в себя и любопытства, чтобы сделать правильный выбор. Вот к этому, по идее, и должна их готовить система образования.

Искренне ваш,

Андрей Павлович БРАТЧУН, главный редактор